Останні новини
ІІІ Всеукраїнська виставка професіоналів і компаній розвитку особистості PSY & COACH EXPO!
Запрошуємо на третю Всеукраїнську виставкупрофесіоналів і компаній розвитку особистостіPSY & COACH EXPO!09 листопада 2019 року портал професіоналів розвитку особистості Websmart.Center запрошує на виставку освітніх і консультаційних послуг PSY & COACH EXPO!Виставка PS...
Відкрито набір в нову групу навчання арт-терапії.
Оновлений курс наближено до стандартів європейської освіти!  Перший модуль планується на 25-27 жовтня 2019 року. Відкрито набір в нову групу навчання арт-терапії. Оновлений курс наближено до стандартів європейської освіти! Курс спрямований на озн...
“ВСІ БАРВИ АРТ-ТЕРАПІЇ”
Чекаємо на Вас на І Київському форумі арт-терапевтичних практик "ВСІ БАРВИАРТ-ТЕРАПІЇ", який відбудеться 20 жовтня 2018 року. В нас є можливість обмінятисядосвідом, доторкнутися до мистецтва і надзвичайно провести разом час! На І Київському форумі арт-терапевтичних практик "ВСІ БАРВИАР...

Искусство как инструмент для проникновения в проблему целого

Искусство как инструмент для проникновения в проблему целого

Т.В. Колесниченко, учитель-методист гимназии №8, Севастополь

У статті розглянута проблема об’єктивізації цілісності – резонансу між суб’єктом і реальністю. Показані основні риси  даного явища і позначені умови для організації системи управління процесом побудови суб’єкта. Автор, спираючись на свій досвід,  розглядає мистецтво як інструмент для проникнення в проблему цілого, а  мову візуального мистецтва як інструмент для усвідомлення людиною своєї внутрішньої структури і створення себе як суб’єкта. Результати свого досвіду автор аргументує висновками І.   Калінауськаса.

Ключові слова: реальність, ідея цілого, поняття якості, психологія мисстецтва, суб’єкт, усвідомлення, переживання

В статье рассмотрена проблема объективизации целостности – резонанса между субъектом и реальностью. Показаны основные черты  данного явления и обозначены условия для организации системы управления процессом построения субъекта. Автор, опираясь на свой опыт,  рассматривает искусство как инструмент для проникновения в проблему целого, а  язык визуального искусства как инструмент для осознания человеком своей внутренней структуры и создания себя как  субъекта. Результаты своего опыта автор аргументирует выводами И. Калинаускаса.

Ключевые слова: реальность, идея целого, понятие качества, психология искусства, субъект, осознавание, переживание

The problem of objectivization of integrity the resonance between a subject and reality is considered. Basic features of this phenomenon are shown and conditions of organizing the system of subject formation process management are indicated. The author, relying on his experience, regards the art as an instrument of getting into the problem of a whole and the language of the visual art as an instrument of realizing the inner structure of a man, and his self-formation as a subject. The results of the author’s experience are supported by conclusions of I. Kalinauskas.

Keywords: reality, idea of a whole, concepts of quality, psychology of art, subject, realization, experience

Постановка проблемы

Человек обладает  свойством всего живого – межклеточным резонансом.  Живые клетки взаимодействуют между собой по принципу межклеточного резонанса, и они резонируют с потоком реальности, которую принято называть факторами (мегафакторы, макрофакторы, мезофакторы, микрофакторы).

Проблема в том, что вышеперечисленные факторы, воздействующие на человека,  имеют разную частоту колебания, что является причиной возникновения  внутреннего конфликта. Проблема в том, что человек, настраивая своё сознание на одну из реальностей (факторов),  позволяет передавать в подсознание определённые мысли, которые оставляют отпечатки в клетках мозга, тем самым формируя определённые представления (стереотипы, отпечатки, структуры), которые принимаются и формируются как истинные.

Один из крупнейших современных математиков, биолог и педагог Израиль Моисеевич Гельфанд выразил это так: «Я думаю, что имеются два архетипа, первоначально заложенные в психологии человечества. И дуализм состоит в противоречии между этими архетипами. В психологии человека и общества я бы назвал это противоречием между понятиями «ум» и «мудрость». По-другому можно сказать, что в первом архетипе человек рассматривается и воспринимается как высшее достижение в процессе эволюции или «венец творения». Это понимание получило широкое и почти всеобщее распространение и материализацию благодаря замечательным успехам техники, биологии, физики и т.д.

Во втором архетипе человек есть часть живой природы и не может выделять себя из неё, а если и выделяет, то только временно, понимая границы этого выделения. В этом, может быть, и есть различие между «умом» и «мудростью» [6, с. 2]. Всё развитие человеческой культуры, науки и т. д. связано с взаимодействием между этими двумя генотипами.

«Всё, что существует, может раскладываться на противоположности, – написал Ф. Перлз. – Если вас поглощает только одна из противоположностей, вы попались в ловушку или, по меньшей мере, заняты односторонним поиском» [4, с. 63]. «При многих неврозах, как и при многих психозах, я наблюдал яркий конфликт между мужским и женским началом, в случае одарённости я видел интеграцию этих противоположностей. В неврозе происходит расщепление на правое и левое, в гениальности усиливается амбидекстация» [4, с. 140].

Эта двойственность заложена в реальной действительности во всей совокупности её проявлений и является формой существования, саморазвития  материи.  Пульсируя, жизнь развивается по спирали: расширение – сокращение, конфликт – целостность. Мудрость народа, отдельно взятого человека спрятана в пульсирующем сердце человека, а разум  – в его голове.

Цель статьи

Задача предельной реализации – объективизация своей целостности – резонанс между субъектом и реальностью, является актуальной, соответствующей запросам современности.

Цель данной статьи – определить основные черты явления целостности и обозначить условия для организации системы управления процессом построения субъекта. Показать пример проникновения в целое с помощью произведения визуального искусства.

Анализ результатов исследования

Условия для организации системы управления процессом построения субъекта:

Наличие внутреннего побуждения. Организация своего внутреннего, или субъективного мира, как целого, т.е. с правильными отношениями двух архетипов – это и есть существенное и необходимое действие для появления субъекта. Это то, что человек может сделать только сам, т.е. только из внутреннего побуждения. Ничто внешнее не принуждает. Невозможно организовать систему управления процессом построения субъекта. Для того чтобы случилась трансформация,  необходима активизация желания обрести новое качество.

Пути возникновения внутреннего побуждения

Что же такое внутреннее побуждение? Как оно может зародиться, как к нему прийти? Один из путей – это вера. Другой путь – рациональный, путь осознавания. Осознавание – это всегда предельное напряжение, предельный конфликт внутреннего и внешнего [2]. Почему люди  к осознаванию чаще всего обращаются в моменты житейских катастроф? Потому, что напряжение между внутренней привычкой (стереотипом) жить именно так и потеря этого  есть катастрофа, предельное напряжение. Катастрофа – это всегда потеря. В работе с подростками автор использует путь осознавания как возможность разрешения внутренних конфликтов [9].  «Изменения в человеке, равно как и в мире, – считает  Арнхейм, – происходят только тогда, когда обнажена сущность того, что необходимо  изменить [1, с. 159].

Идея целого. Осознавание приводит нас к тому, что всё-таки есть возможность качественного изменения, если мы займёмся проникновением в проблему целого. Так что же такое целое? Целое, тотальное – нечто, что нельзя расчленить без потери качеств. Целое – это идея чисто человеческая. Но оно может стать существующим в пространстве нашего сознания, и тогда воображаемое объективизируется, ведь всякий живой организм – это целое [2]. Уроки, помещённые автором на сайте, можно рассматривать в качестве шагов, которые нужно пройти для того, чтобы  проникнуть в проблему целого [9].

Наличие условий, способствующих работе с целым. Все части целого равнозначны и взаимообусловлены, а не просто, как в системе, взаимосвязаны. Линейное описание целого разрушает целое. Долгое время человечество знало только один способ назвать целое – симультанный образ: либо картинка, либо инсталляция, либо какая-то композиция, то, что можно воспринять сразу, симультанно, одномоментно, а не последовательно [2]. Древнекитайские мудрецы говорили: «Один рисунок много ценнее тысячи слов».

Калинаускас пришёл к выводу, что возможность описания целого появилась с открытием уникальных свойств ноля и понятия качества [2]. В этой статье будет рассмотрено только понятие качества, свойствам ноля будет посвящена следующая статья.

Качественная сторона сознания. Гельфанд написал: «Моральная ответственность перед человечеством требует от занимающегося психологией учёного выложиться, выйти за пределы жалких моделей (типа бихевиористских) и продвигаться в изучении «глубинных структур» психологии и мышления человека и человеческих обществ. Налёт технократизма в этих вопросах, пожалуй, более опасен, чем где бы то ни было.

При занятиях психологией, между прочим, естественно возникает вопрос: может ли то, что сейчас называют психологией, раскрыть глубинные стороны психики человека? Или, может быть, исследования по психологии надо писать в виде художественных произведений?» [6, с. 3].

Может ли человек измениться, качественно измениться? Количественно мы все меняемся: меняется наш возраст, меняется количество функциональных возможностей, меняется материальное состояние. А меняется ли человек качественно?  Может ли он трансформироваться?

Калинаускас сделал вывод, что на сегодняшний день доказано, что качественно измениться, не разрушая данное, а опираясь на него и используя сделанное, всё-таки можно. Благодаря идеальным потребностям, а именно потребности в новой информации – принципиально ненасыщаемой, которая даст основу для развития интеллекта. В какой-то момент необходимое количество нужной информации приведёт к качественным изменениям.

Преимущества количественного мышления очевидны, на нём выстроена вся цивилизация. Безусловный минус: невозможно работать – ни мыслить, ни действовать – с целым. А значит, человек не может эффективно думать о себе, видеть себя, познать себя и изменить себя при желании и необходимости [2].

«Человек может качественно измениться, если качественно изменится его отношение с самим собой внутренним, – пишет И.Калинаускас. – Человек может трансформироваться, если базовая структура его внутреннего Я, а значит, и пространства сознания будет иной, чем исходная.

Новая базовая структура пространства сознания даст возможность построить новую управляющую систему внутренней жизни человека. Эту управляющую систему мы называем субъект. Появление субъекта начинается с того момента, как вы пытаетесь себя самого воспринять как тотальность, как целое. То, что в вас пытается быть целым, – это и есть субъект» [2].

Минус качественного мышления – огромная сложность передачи информации от одного сознания к другому [2].

Из своего опыта автор делает вывод, что истинная, качественная информация от космоса к человеку, от человека к человеку, от человека к животному передаётся с помощью явления резонанса, который рассматривает и Калинаускас. Поэтому и говорят, что только творческий учитель, целостный человек сможет воспитать гармоничную личность.

Язык искусства как инструмент для проникновения в глубинные структуры человека. «И вот тут возникает вопрос о языке общения, – говорит Гельфанд. – Имеются две причины, по которым наличие адекватного языка необходимо. Одна из них состоит в том, что глобализация, о которой мы говорили ранее, приводит к необходимости взаимодействия с различными частями мира, в котором имеются свои традиции, язык и непонимание является опасным.

Другая причина состоит в том, что противоречие существует не только между различными частями мира и различными группами людей, но существует также противоречие между двумя архетипами. И если язык не является адекватным, то второй архетип (мудрость) будет подавлен, так как первый архетип (ум)  имеет гораздо больше преимуществ.

Конечно, никакой адекватный язык не может объединить оба архетипа, которые являются двумя сторонами человечества». «Если обратиться к истории науки, то, пожалуй, одним из замечательных примеров адекватного языка явилась геометрия Евклида. Я считаю, – пишет Гельфанд, – что математика – это область, в которой сталкиваются два типа мышления – художественное и точное, логическое; и этот неповторимый сплав делает математику областью, занимающей совершенно особое место в человеческой культуре. Пожалуй, только музыка может соперничать с ней» [6, с. 5].

Автор статьи пришёл к выводу, что таким объединяющим языком может быть самое древнее искусство – визуальное. Не случайно на первый план сегодня вышел дизайн. Дизайн, который является не компроматом, а компромиссом между визуальным языком искусства и визуальным языком геометрии. Компромисс – от западноевропейских языков – «взаимное соглашение», «взаимное обещание».

Ещё Леонардо да Винчи отмечал: «Глаз человека объемлет красоту всего мира, он направляет и исправляет все искусства человеческие, он начало математики, он породил архитектуру, перспективу и живопись» [3, с. 33]. «Глаз человека не только приемник световых излучений. Глаз подготавливает информацию мозгу, упорядочивает её. Очевидно,  – делает вывод Ковалёв, – в первую очередь должна идти речь о природных формах, которые радовали глаз человека, а затем и формах предметов, созданных самим человеком. Природа творит формы не случайно, а закономерно. В формах природы проявляется симметрия, пропорциональность частей и, как высшее проявление организованности роста, – золотое сечение. Надо полагать, что глаз человека построен природой также не случайно, а в том же порядке, который свойствен всей творящей материи. И приспособлен он к восприятию того вокруг себя, что создано той же природой и по тем же законам»[3, с. 34].

В своей пьесе «Назад к Мафусаилу» Бернард Шоу раскрывает роль искусства для самопознания: «Д р е в н я я. Да, дитя, искусство – магическое зеркало, и оно нужно вам для того, чтобы в зримых образах отражать ваши незримые мечты. Чтобы видеть своё лицо, вы пользуетесь зеркалами из стекла; чтобы видеть свою душу, вы пользуетесь созданиями искусства. Нам же, старшим, не нужны ни зеркала, ни творения искусства. Мы умеем непосредственно чувствовать жизнь. Научившись этому, вы тоже отбросите свои зеркала и статуи, игрушки и куклы» [5, с. 297].

Понятие качественной определённости дало возможность выделить такое понятие, как качественная сторона сознания, работающая с качеством, а не с количеством. Синонимами слова «качество» являются слова «свойство», «черта», «штрих», «принадлежность», «атрибут». Термин «атрибут» встречается уже у Аристотеля, отличавшего постоянный атрибут от случайных, преходящих состояний. В  искусстве атрибут – вещественный отличительный признак, характерная черта. В визуальном искусстве качественная сторона сознания работает  с языком искусства:  чертой (линией),  цветом…

Люшер пришёл к выводу, что чувственное ощущение при восприятии цвета (этот вывод можно отнести ко всему языку искусства) объективно и универсально и лишь симпатия по отношению к цвету (линии, форме…) субъективна. Благодаря этому появляется возможность посредством тестовых цветов (линий, форм… звуков) объективно измерить субъективное состояние человека. Основным интересом Люшера был ни тест и цвет, а стремление понять психическую структуру человека. Напрашивается вывод, что язык искусства можно рассматривать как инструмент для понимания структуры человека в его самопознании и саморазвитии.

Описание будет зависеть от степени погружённости в сущность явления, в сущность языка искусства. Отсюда и субъективность, находящаяся в прямой зависимости от степени развития субъекта.  Объективность описания будет зависеть от степени развития личности как субъекта, т. е. развития его целостности. И если человеку не открылась достоверность символизма древнего языка искусства – значит, не пришло время, значит, он находимся только в процессе своего развития как субъект.

Проиллюстрируем степень погружённости в сущность явления работой Пикассо над знаменитым быком в одну линию. Воспроизведём в сокращении как рассказ мастера Селестэна, с которым когда-то работал Пикассо, так и количество этапов работы художника.  «Однажды, – говорит  Селестэн, – Пикассо начал работу над знаменитым быком. Он был великолепен, этот округлый бык. Я подумал: это то, что надо. Так нет же. На втором и третьем этапе он всё ещё оставался округлым. И работа всё продолжалась. Но бык становился другим. Он стал уменьшаться и терять в весе… В тот же день Анри Дешамп сказал мне, что Пикассо «больше отнимает, чем прибавляет к своей композиции…» Он отсекал от быка целые куски. После каждой поправки мы делали пробный оттиск. Он видел, что мы в недоумении, тогда он отпускал шутку и продолжал работать, затем появлялся новый бык. И каждый раз от быка оставалось всё меньше и меньше. Он смеялся, глядя на меня. «Послушай, Анри, – говорил он, – этот кусок надо уступить мяснику…» В конце концов, голова быка стала похожа на муравьиную».

Свой рассказ о быке Селестэн завершает так: «На последнем пробном оттиске осталось всего несколько линий. Я смотрел, как он работает, сокращая и сокращая. Вспомнив первого быка, я подумал: «С того, чем он кончил, надо было начать». Но он, Пикассо, искал своего собственного быка. И на пути к своему быку в одну линию он постепенно прошёл через всех других быков. И глядя на эту линию, невозможно представить себе, сколько за ней скрывается работы…» [7, с. 32]. Сколько же работы скрывается на пути от количественного мышления до развития качественного!

«Есть картины, на которых как будто бы ничего нет, и всё же в них есть всё», – сказал Коро. И путь к этому быку является типичным примером вышесказанного. Каждое состояние имеет своё значение, и каждое из этих значений ведёт к другой форме правды. То, что остаётся, несёт всю глубину мыслей, подразумеваемую нами под словом «бык» [7, с. 34].

Пикассо свой опыт выразил  так: «Я стремлюсь к сходству, сходству более реальному, чем сама реальность» [7, с. 34]. И этой реальностью является целостное восприятие жизни.

Да, мы сочиняем свою интерпретацию образа, согласно развитию  нашего самосознания, интерпретацию, раскрывающую степень развития нашей целостности. Качественная определённость, ясность, чёткость символа несёт большую энергию, которую не выдержать неразвитому сознанию. На всех уровнях составляющие факторов, как учителя, ограждают человека от нагрузок больших, чем он может унести.

Плюсы качественного мышления: возможность оперировать целыми объектами – и в сознании, в пространстве сознания, и в пространстве реальности. В перспективе получить ответ на самый главный вопрос: что же такое человек как целое? Качественная сторона сознания даёт возможность распоряжаться гораздо большим энергетическим ресурсом реальности, чем количественная сторона.

На глубине, труднодоступной  для нашего разума, всё происходящее с миром происходит и с нами. Американский эстетик и психолог искусства Рудольф Арнхейм когда-то выразил это так: «Высокая оценка искусства определяется тем, что оно помогает человеку понять мир и самого себя, а также показывает ему, что он понял и считает истинным. Всё в этом мире является уникальным, индивидуальным, не может быть двух одинаковых вещей. Однако всё постигается человеческим разумом и постигается только потому, что каждая вещь состоит из моментов, присущих не только определённому объекту, а являющихся общими для многих других или даже всех вещей. В науке общее знание возникает тогда, когда все существующие явления сводятся к одному закону. Это верно также и в отношении искусства» [1, с. 383]. В отношении языка искусства.

Бык Пикассо – это пример восприятия жизни как стремление восприятия к достижению наиболее простой в структурном отношении конфигурации, несущей большой энергетический заряд, достаточный для того, чтобы  опуститься на ту глубину пространства сознания, на которой возможна трансформация.

Пространство сознания как возможность оперировать целостными объектами. Вся энергия вокруг нас, внутри нас – модулирована. Независимо от того, какой частоты эта модуляция, она модулирована, она информационно содержательна. Если у нас есть дешифратор, мы можем перевести эту информацию на любой другой язык: визуальный, аудиальный, тактильный и т. д. Дешифровать эту модулированную энергию можно с помощью сущности. Калинаускас считает, чтобы сущность стала частью нашего самосознания, чтобы это было моё, требует другого Я, объёмного Я, потому что центр сущности нигде, то бишь везде. Потому что сущность – это пространство. И в этом смысле сущность наиболее адекватна для работы с базовой памяти. Базовая память – это тоже пространство, и, соответственно, у нас есть возможность восприятия сознания как пространства через сущность, как представленность души в пространстве сознания.

Кроме мышления, разума, интеллекта, базовой памяти появляется то, в чём это всё находится. В пространстве сознания. Вот мы и вышли на ключевую потерю, чем мы заплатили за цивилизацию. Тем, что нам осталось количество, а качество ушло. Всё, что имеет связь непосредственно с реальностью, а есть единственный способ этих непосредственных отношений – через резонанс, то есть через плоть и её представленость в психоэмоциональной сфере – душу, всё, что непосредственно связано с реальностью, не может существовать на территории. Для жизни этому требуется пространство, нечто объёмное. Так, интеллект, субъект, сущность развиваются именно в пространстве – в пространстве сознания. Просто потому, что только в пространстве возможно увидеть и использовать такое средство описания реальности, как качество [2].

Качество – это пространство сознания с пространственным Я.  Только резонанс с объёмом пространства позволяет выявить качественную определённость данного объёма.  Резонанс даёт возможность оперировать объёмами реальности. Резонанс – это и есть путь к включению качественной стороны сознания.

Великие  художники, мудрый народ, резонируя с миром, переводят полученную вибрационную информацию на визуальный язык образов,  созвучных данному им  времени.

Необходимость переживания. Искусство не учит. Оно даёт возможность попробовать переживание как таковое. Если вы относитесь к искусству не как к наставнику, а как к подсказке, то оно может помочь включиться той части вашего сознания, которая непосредственно связана с душой и которая работает на языке переживания. А переживание – очень эффективная вещь и во внутреннем, и, как следствие, во внешнем мире [2].

Мы живём в таком  социальном мире, в котором непосредственная реальность (высшая правда, как у Пикассо)  как бы отсутствует. Поэтому мы не в состоянии определить, чего хочет наш организм, хотя у организма есть потрясающий критерий: приятно – неприятно.

Энергия жизненная, её количество и качество зависят от того, во что человек включён, что он пережил – не познал рационально, а пережил как большое целое, частью которого он является. Это целое и есть источник энергии для человека.

Но если человек никогда не попадал в ситуацию переживания, то есть эта часть сознания у него не задействована, он не может обрести включённость. Как же активизировать свою способность к переживанию? Есть целая область человеческой деятельности на протяжении почти всей истории существования человечества как рода, которая посвящена и базируется именно на переживании, – это искусство. Как же этим воспользоваться? Для этого нужно воспитать в себе способность впускать в себя, в своё внутреннее пространство или самому входить в пространство произведения искусства, построенного как свидетельство мира через переживание [2].

Произведения искусства не годятся для однозначной интерпретации. Автор представляет разное толкование (разные отношения с реальностью) произведения К.Брюллова «Последний день Помпеи». Сопоставляются  интерпретации этого произведения:  искусствоведа С.Степановой (С.С.) [8] и автора (Т.К.) в работе с подростками.

С.С: «Тем самым в фокусе драмы оказалась тема любви и человечности перед лицом гибели и ужаса. Нравственное состояние героев предельно наглядно выражено в движениях, позах, жестах».

Т.К.: Автор сфокусировал эту проблему с помощью светлой музыки «Вальс» М.Глинки из оперы «Иван Сусанин». Произведение Брюллова стало подобно балетному спектаклю, который потрясает артистической ритмикой жестов рук – оберегающих, обнимающих, гневно простёртых к небу, бессильно падающих. «Мы должны понимать ощущение события, писал Арнхейм, – наподобие танца или музыкального произведения, как взаимодействие следов, которые запечатлелись в нашей памяти от этого события» [1, с. 347].

С.С: «Будучи воспитанником академической школы, Брюллов воспринимал скорее внешнюю сторону художественных эффектов старых мастеров, нежели духовную основу искусства».

Т.К.: Подросткам был задан вопрос: «Красива ли девушка-невеста на картине К.Брюллова?» Некоторые дети ответили, что да – своей молодостью, красотой своего времени, с точки зрения её жениха…  Другие нашли, что нет, потому что красота – она живая, динамичная…  На второй вопрос о красоте пожилой женщины, матери Плиния, опирающейся о землю, они ответили, что нет, она была когда-то красивой. После  пояснения, что она готова погибнуть, чтобы спасти сына, дети открыли для себя её внутреннюю благородную красоту. Дети открыли красоту души матери, готовой пожертвовать собой ради спасения будущей жизни, красоту души жениха, спасающего невесту ради рождения новой жизни. Во все кризисные времена люди обращались именно к духовному опыту прошлого.

С.С: «Порыву защитить от гибельного пепла родных и любимых противостоит движение жреца, алчно прикрывающего свои драгоценности».

Т.К.: В произведении К.Брюллова ритмы движений жреца  и художника, убегающего с ящиком кистей и красок,  совпадают. Они уходят, убегают с драматической сцены жизни, сохраняя для потомком самое ценное, что они смогут им передать – свой опыт познания истины.  И небо освещает их путь.

«Символизм света, по всей видимости, так же древен, как и история человека, – пишет Арнхейм. –  Затемнение при восприятии не выступает как простое отсутствие света, а является активным противоположным элементом. Дуализм двух антагонистических сил обнаруживается в мифологии и философии многих культур, например Китая и Персии. День и ночь становятся визуальным образом борьбы между добром и злом. Библия отождествляет Бога, Христа, истину, добродетель и спасение со светом» [1, с.  305].

Цвет – это волны определённой длины. Цветовая гармония произведения  Брюллова – это резонансная гармония  различных потоков реальности. Жуковский писал своему ученику, будущему царю Александру II: «Не упреждай своего века, но и не отставай от него; не будь его рабом, но свободно и могущественно с ним соглашайся; будешь владеть им, когда не презришь его совета; будешь его жертвою или окружишь себя жертвами, когда захочешь его пересилить».

С.С: «Композиционные линии стремительно расходятся от центра с фигурой упавшей женщины с ребёнком. Воплощение совершенства и хрупкости, они – как образ невинных жертв, гибнущих первыми при всех катастрофах».

Т.К.: Мы рассмотрели центр композиции произведения К.Брюллова как духовный опыт, которым делится художник с нами. Именно катастрофы заставляют человека прозреть, увидеть целостность мира. В конце беседы автор  спросил у подростков, кто, на их взгляд, является в этой композиции самым мудрым. Ученики назвали мать Плиния, потому что она не позволила оборвать нить жизни. Автор попросил детей найти ещё одного героя, равного ей по мудрости, используя для этого знания языка изобразительного искусства. Дети нашли – это маленький ребёнок. Они пояснили, что ритмы их рук, ног, тела совпадают. Одной рукой они опираются на землю, родившую всё живое, а другую протягивают к своим самым близким людям.

В центре композиции Карл Брюллов изобразил ребёнка как образ качеств, необходимых для  непосредственной связи с реальностью через резонанс, то есть через плоть и её представленость в психоэмоциональной сфере – душу. Центр композиции художник осветил чистым белым светом, символом целостности.

Кульминационной точкой центра композиции, лежащего на оси симметрии,  является сердце, сердце матери, на котором лежит детская рука.

Глаза матери Плиния обращены к сыну, а мальчика – к нам, пытающимся понять себя, реальность жизни, душу К.Брюллова, его произведение «Последний день Помпеи». Н.В.Гоголь назвал это полотно «светлым воскресением живописи», увидев в нём масштабность и целостность восприятия мира.

К. Брюллов и П. Пикассо жили в разное время, поэтому их целостные образы отличаются. Каждый из этих великих художников не упреждал своего века, но и не отставал от него;  свободно, осознанно, а потому и могущественно с ним соглашался; владел им, потому что не пренебрегал его советами.

Можно сделать вывод, что произведения искусства не годятся для однозначной интерпретации. Видя в них, да и во всей жизни, символы, человек прокладывает мост через пропасть между частями и целым. Работа Пикассо над знаменитым быком в одну линию является символом разной степени погружённости в сущность явления.

Резонанс с объёмом пространства, заключённого в произведении гениального художника  Карла Брюллова, даёт возможность приобрести опыт оперирования объёмами реальности, имеющими разную частоту колебаний, опыт проникновения в целое.

«Одним из моментов мудрости, который относится к подлинной культуре, – пишет Арнхейм, – является постоянное осознание символического значения, выраженного в каждом конкретном событии, ощущение всеобщего в конкретном. Это осознание придаёт и достоинство любому повседневному занятию, и подготавливает почву, на которой базируется и вырастает искусство» [1, с. 379].

Глубокая степень погружённости в пространство произведения Брюллова позволяет увидеть в композиции не изображения отдельных людей и их судеб, а символы, раскрывающие суть точки кульминации, как энергетического центра, являющегося точкой интеграции всех чувств, генераций идей, приемником и дешифратором информации.

Переживание  катастрофы, изображённой воспитанником академической школы Брюлловым, при которой гибнут первыми невинные жертвы,  воспитывает в зрителе способность впускать в себя, в своё внутреннее пространство или самому входить в пространство произведения искусства, построенного как свидетельство мира через переживание для технологического использования целого.   Переживание превращает абстрактные логические, металогические построения, философские обоснования в реальность жизни, только то из информации, что пережито, превращается в жизнь.

Ситуация сопереживания, прямой передачи знаний (образ глаз маленького ребёнка, смотрящего в наши глаза), называлась всегда любовью, или, для уточнения, Божьей любовью. Любовь – это снятие дистанции. А дистанцию можно снять между собой и другим, между собой и собой как Другим, между собой и другим человеком, между собой и любым объектом, между собой и мирозданием в целом только с помощью резонанса. Когда из двух мы становимся одним, это когда мы сумеем с чем угодно входить в резонансное взаимодействие и создавать ситуацию сопереживания, тогда снимается любая противоположность, любая дихотомия, в том числе и внутренние противоположности. Выполнимость задачи предельной реализации зависит от того, поставил ли человек себе такую задачу или стратегическую Сверхзадачу  – миссию проекта «человек».

Вывод

Содержание этой статьи можно рассматривать как опыт описания целого с помощью понятия качества.  Для более полного выражения  целостности, автор работает над описанием целого с помощью уникальных свойств ноля, интерпретируя для этого как произведение Карла Брюллова «Последний день Помпеи», так и узоры народного декоративно-прикладного искусства.

Литература

  1. Арнхейм Рудольф. Искусство и визуальное восприятие.  М., 1974.
  2. Калинаускас И. Интеллектуальная авантюра. Истоки бытия.  СПб., 2010. 
  3. Ковалёв Ф.В. Золотое сечение в живописи. К., 1989. 
  4. Перлз Ф. Внутри и вне помойного ведра: Радость. Печаль. Хаос. Мудрость. – Пер. с англ. – 3-е изд. М., 2007.
  5. Шоу Б. Полное собрание пьес в шести томах. Т.5. Пер. с англ./Ред. тома Н. Я. Дьяконова. Л., 1980.
  6. Гельфанд И.М. Два архетипа в психологии человечества // Открытия и гипотезы. К., 2010. №6.
  7. Пармелэн Элен. Метаморфозы с быком // Курьер Юнеско. 1980.
  8. Степанова С. Рассказ об одной картине // Юный художник. М., 1999. №11-12. 
  9. Колесниченко Т.В. Самопознание. М., 2006. Электронная версия: http://www.samopoznanie.net/